СИМОНОВ Константин Михайлович

СИМОНОВ Константин Михайлович (28 ноября 1915, Петроград — 28 августа 1979, Москва) — русский советский прозаик, поэт, драматург и киносценарист. Общественный деятель, журналист, военный корреспондент.

На Южном фронте Симонову довелось оказаться уже в 1943 году. Обстоятельства сложились так, что на Дон он попал с юга, с Кубани. По дороге от Краснодара до Батайска сочинил текст одной из самых популярных песен военных лет – «Корреспондентской застольной» («От Москвы до Бреста…»), которую до музыки Матвея Блантера пели на мотив «Мурки». В первоначальном варианте был и такой грустный куплет:

Помянуть нам впору
Мёртвых репортёров,
Стал могилой Киев им и Крым.
Хоть они порою
Были и герои,
Не поставят памятника им.

Освобождённый от гитлеровских оккупантов Ростов, произвел на Симонова очень тяжелое впечатление, о чем осталась запись в его военном дневнике. За несколько дней пребывания на Южном фронте Симонов успел побывать в двух корпусах – 31-м гвардейском стрелковом и 5-м Донском кавалерийском. Кроме оперативных очерков и корреспонденций для «Красной звезды», вошедших потом в третий сборник «От Чёрного до Баренцова моря», результатом поездок писателя по Нижнему Дону и Примиусью стали рассказы «Зрелость», «Восьмое ранение», «Малышка», «Сын Аксиньи Ивановны» и отчасти рассказ «Бессмертная фамилия», продолженный в других фронтовых маршрутах.

По дневниковым записям можно судить, насколько важно было для Константина Симонова писать о наступлении советских войск именно в этих местах, западнее Ростова и Новочеркасска, упомянутых приказом № 227 в контексте летнего отступления. Но как раз тогда наступательный порыв, с которым двигался фронт от Сталинграда, себя исчерпал. В «Разных днях войны» запечатлено свидетельство той февральско-мартовской неудачи: «Так же, как и их соседи справа и слева, казаки упёрлись в эти дни в немецкую оборонительную линию на Миусе, которую нам удалось прорвать только спустя полгода, в августе. Но тогда, в конце февраля, примириться с тем, что мы здесь остановлены, и надолго, никому не хотелось. То здесь, то там продолжались безуспешные попытки продвинуться ещё хоть на немножко вперёд. Но для успеха не было ни сил, ни средств».

Может быть, именно поэтому среди рассказов, написанных после пребывания писателя на Южном фронте, особое место занял рассказ «Зрелость» – об освобождении от немецких оккупантов южного города на возвышенности со старинным собором в центре. Город в рассказе не назван, и о том, что это Новочеркасск, мы узнаём из переписки Симонова с фронтовыми знакомыми.

В июне 1943 года в письме генерал-майору Александру Ивановичу Утвенко, тогда командовавшему 31-м гвардейским стрелковым корпусом, Симонов писал: «В первомайском номере “Красной звезды” был напечатан мой рассказ “Зрелость”. Этот рассказ с вымышленными фамилиями, но если ты его прочтёшь, то поймёшь, что в сущности он основан на том, что ты мне рассказывал о зимних боях и, в частности, о взятии Новочеркасска».

Примечательно, что к этому эпизоду своей писательской работы на войне Константин Симонов обратился и через двадцать с лишним лет, в марте 1964 года, в письме Василию Петровичу Худобкину, с которым познакомился в корпусе Утвенко: «Между прочим, не знаю, попадался ли Вам на глаза когда-нибудь мой рассказ “Зрелость”? Был он напечатан в “Красной звезде”, а потом выходил в нескольких моих книжках. В основе этого рассказа лежат хорошо знакомые Вам события, связанные с боями за Новочеркасск. Может быть, в подполковнике Проценко узнаете некоторые черты Александра Ивановича Утвенко, а фельдшер Вася, думаю, напомнит Вам самого себя. Во всяком случае, писал я этого человека с Вас».


   
12+