Александр Иванович Бусыгин — один из первых зачинате­лей советской литературы на Дону. В двадцатые годы, вскоре после перехода нашей страны к мирному созиданию, в Ро­стове-на-Дону, как первая весенняя поросль, стал подниматься еще немногочисленный в те времена, но очень жизнеспособный отряд молодых литераторов.

В него входили: молодой прозаик Александр Фадеев, пи­савший свой первый роман «Разгром»; талантливый журна­лист-очеркист Владимир Ставский; корреспондент краевой га­зеты, а потом известный драматург Николай Погодин; начи­навший тогда свою работу прозаик Сергей Жданов и рабочий Владикавказских железнодорожных мастерских рабкор Алек­сандр Бусыгин. Не одно место в ряду выдающихся советских писателей заняли члены этой боеспособной группы. Молодые литературные силы объединялись тогда вокруг редакций газет и литературно-художественного журнала «Лава», редактором которого был А. Фадеев.

Первые шаги в творческой биографии А. Бусыгина типич­ны для того времени. Свою литературную деятельность он на­чал с небольших заметок и очерков, печатавшихся в газете «Советский Юг». В них он рассказывал о жизни рабочих, об их делах, думах и чаяниях — рассказывал о том, что было особенно близко и знакомо ему с детства.

А. Бусыгин принадлежал к числу тех талантливых, вы­шедших из гущи народа самородков, для которых главным университетом, по определению А. М. Горького, была сама жизнь. Бусыгин неустанно черпал из ее источника; за мате­риалом для своих очерков и рассказов ему не надо было да­леко ходить, — материал лежал под его руками.

А. Бусыгин родился в 1900 году в рабочем пригороде Те- мерник (теперь Ленгородок). С детских лет он узнал, что та­кое труд рабочего при капитализме, что такое нужда, жесто­кая эксплуатация бесправных людей. Он помнил, как дед, отец, старшие братья его и сестры несли это тяжелое бремя.

Детство А. Бусыгина протекло среди рабочих, недавних выходцев из обнищавшей, обдираемой растущим кулачеством деревни. Тысячи голодных крестьян шли в города на заработ­ки, и особенно большим притоком работного люда славился тогда Ростов. Темерник в ту пору представлял собой мрач­ное зрелище. Немощеные, грязные, не всюду освещаемые подслеповатыми керосиновыми фонарями улицы, покосившие­ся хибарки, вонючие «обжорки», трактиры...

Царское правительство ничуть не заботилось о разумном быте рабочей окраины. Всеми мерами, но тщетно пыталось оно подавить пробуждающееся классовое самосознание рабо­чих. Рос и ширился могучий протест против бесправия и гне­та, все громче раздавались голоса, звавшие людей на откры­тую дорогу борьбы с самодержавием.

В годы гражданской войны А. Бусыгин сразу же оказался в рядах Красной Армии, среди бойцов бронепоезда, героиче­ски защищавших молодую советскую республику от натиска белогвардейских банд и интервентов. Демобилизовавшись в 1922 г., он вернулся в железнодорожные мастерские, в них уже бурлила другая жизнь, работали другие люди, утвержда­лись новые порядки свободного труда.

В первых очерках и рассказах А. Бусыгина, еще далеких от художественного совершенства, мы видим бойцов, коман­диров и комиссаров Красной Армии, их боевые будни, не­примиримость в борьбе с врагом, стойкую моральную силу советского человека и могучую роль коммунистической пар­тии, организующей и ведущей люден к победе.

Люди в этих ранних произведениях Бусыгина как будто срисованы с натуры, без отбора основных типичных черт; со­бытия изображены отрывочно, вне исторической связи с об­щим ходом борьбы; язык произведений угловат и колюч, очень часто, даже в авторских ремарках, встречаются диа­лектизмы. Молодой писатель словно торопился рассказать обо всем, чему сам был свидетелем, не заботясь об отделке литературной формы, о совершенствовании композиции и языка, избегая психологического анализа и широких обобще­ний.

И тем не менее, и в первых рассказах и повестях Бусыгина — «Двое», «На рельсах», «В теплушке», «Машинист Була­тов», «Закалялась сталь», «Поселок Кремневка» — бьется жи­вое горячее сердце честного художника-большевика, зорко подмечавшего благородные чувства и мысли, мужественные порывы своих простых героев. Все эти произведения глубоко правдивы, проникнуты страстной верой в торжество великого дела, за которое боролись и умирали лучшие сыны трудо­вого народа. В ранних рассказах Бусыгина много ярко нари­сованных живых сцен, метких и точных характеристик, на­блюдений.

Наиболее интересным и художественно зрелым произведе­нием А. Бусыгина является роман «Семья Бесергеневых», к сожалению, оставшийся незаконченным. Этот роман в значи­тельной своей части автобиографичен. В нем А. Бусыгин ску­пыми эпическими красками нарисовал картину пролетариза­ции крестьянской семьи — одной из многочисленных семей, из среды которых пополнялся рабочий класс и передовые отря­ды будущих борцов с самодержавием.

Автору удалось убедительно и ярко нарисовать ряд полно­кровных, подлинно художественных образов. Таков образ старика Бесергенева, недавнего крестьянина, сурового, честно­го, бережливого до скупости, питающего «мужичью» непри­язнь к городу; таковы образы его сына Степана, забитого и робкого, не смеющего ослушаться отца, жены Степана — Елены, больной, замученной жизнью, суеверной женщины, ду­мающей только о куске хлеба для своих полуголодных детей; образ кучера Порфирия, тянувшего лямку подневольного тру­да у жандармского полковника.

Все эти люди уже тяготятся однообразной и душной жизнью; они полны пока еще не ясных, но растущих с каждым днем стремлений вырваться из ее тисков к какой-то другой, более светлой и разумной жизни.

Старик Бесергенев видит ее в возможности «поправить» свою нужду за счет заработка сына, скопить денег и уехать обратно в деревню, к родной кормилице-земле.

Степана влечет среда товарища по работе слесаря Мити, уже связанного с какими-то, пока не известными Степану людьми, которые проводят свободные часы по воскресеньям не в церкви, не в трактирах, а где-то за городом, на реке Хнырь.

Степан чутьем угадывает, что Митя и его товарищи заня­ты собиранием тех сил, которые рассеют мрак в Приреченске, сбросят с трудовых людей гнетущее их ярмо. Но Степан ко­леблется и долго не решается пойти за Митей и его товари­щами. Он боится ослушаться отца. Старик Бесергенев ревниво следит за сохранением деревенского патриархального укла­да семьи, держит старшего сына, главного добытчика, в стро­гом повиновении. Он понимает, — если Степан пойдет за Ми­тей, всем надеждам на возвращение в деревню наступит ко­нец, Степана затянет «враждебная» сила города, оторвет его от земли. Так думает Бесергенев, и в этом кроются его кре­стьянская ограниченность и консерватизм.

Не насилуя естественного' хода событий, не теряя ощу­щения жизненной правды, А. Бусыгин прослеживает судьбы своих героев, показывает пробуждение классового самосозна­ния в наиболее передовой их части. Читатель ничуть; не сомневается, что, пока еще робкий, Степан в конце концов пойдет за Митей и станет решительным борцом за свое осво­бождение. Читатель видит также всю безнадежность стремле­ний старика Бесергенева восстановить свое благополучие и возвратиться домой, в деревню; а здесь, в городе, как и в деревне, его семью ждала та же участь — беспросветная нуж­да, голод и нищета.

Всесторонне и выпукло А. Бусыгин изображает быт доре­волюционной рабочей окраины, производственный уклад старых железнодорожных мастерских с деспотизмом и произ­волом администрации, штрафами, фискально-полицейским ре­жимом. В немногих, но ярких штрихах автор показывает жестокость эксплуатации рабочих, варварские методы изну­рительного труда, работы «от зари до зари».

В романе «Семья Бесергеневых» А. Бусыгин показал себя, как вдумчивый растущий художник. Критика, отметив это, указала и на ряд недостатков. К сожалению, дописать и до­работать интересно и широко задуманный роман не удалось. Писатель-патриот погиб на фронте Отечественной войны.

Один из основных недочетов романа заключается в том, что жизнь семьи Бесергеневых показана изолированно от жизни передовой части рабочего класса, от общего потока нарастающих революционных сил, вследствие чего процесс вовлечения членов семьи в этот поток выглядит излишне за­торможенным.

Время, описываемое в романе, — это конец XIX столетия, когда «борьба рабочих стала принимать все более революци­онный характер». Изображенный автором Приреченск — это Ростов тех лет, а мастерские, в которых работает Степан Бе­сергенев, — Владикавказские железнодорожные мастерские, где жизнь протекала не в таком замедленном темпе, как это показано в романе.

В ту эпоху в Ростове быстро развивалось революционное движение, существовала сильная социал-демократическая ор­ганизация, готовившая рабочий класс к крупнейшей стачке 1902 года и затем — к грозным боям 1905 года. И естествен­но, что вся эта скрытая работа, все события находили отра­жение в жизни железнодорожных мастерских и через Степа­на — в самой семье Бесергеневых. К сожалению, революцион­ная деятельность рабочих проходит где-то на втором плане романа. Это сужает картину жизни Приреченска, ограничи­вает рамки произведения, мешает широкому охвату историче­ских событий.

Но и этот существенный недостаток не воспрепятствует читателю горячо воспринять правдивые страницы, отображаю­щие дореволюционное прошлое рабочей окраины, быт отста­лой, недавно порвавшей с разоренной деревней прослойки ра­бочего класса с ее мелкособственнической психологией.

Роман «Семья Бесергеневых» будет с интересом прочитан нашей молодежью, которой следует знать, какой мрачной и страшной была жизнь их дедов и отцов при самодержавии.

Творческая деятельность Бусыгина, писателя-общественни­ка и большевика, проходила в непрерывных поисках нового. Круг тем его произведений с каждым годом расширялся. В годы коллективизации и ликвидации кулацкого саботажа на Кубани и на Дону А. Бусыгин пишет «Повесть о Челнокове», роман «Счастье» («В селе Продольном»). В них он изобразил людей, утверждавших торжество нового, колхозного строя, внедрявших агротехнику, боровшихся за механизацию сель­ского хозяйства, строивших социализм. Но Бусыгин не остав­лял и наиболее близкой его творческому складу рабочей те­матики. Рассказам «Домны горят», «Хозяева», «Родня», «Же­лание Андронова» присущи большое знание души советского рабочего человека, подкупающая правдивость и теплота. В этих рассказах автор изображает новых рабочих, строящих социализм, с их беззаветной любовью к матери-Родине, к своему заводу, с новым отношением к труду и совсем иными духовными запросами и стремлениями — сделать свою жизнь еще более культурной и красивой.

Таковы секретарь парторганизации Корнеев («Хозяева»), рабочий Сергей Петрович Дымов («Родня»), старый мастер Андронов, высказывающий председателю Горисполкома свое заветное желание — иметь в родном городе оперный театр.

Как не похожи эти люди на бесправных и забитых членов семьи Бесергеневых! Как далеко ушла жизнь Андроновых, Дымовых, Корнеевых от бесправного существования обитателей дореволюционного Приреченска — обитателей безвозвратно канувшей в прошло Растеряевой улицы, столь сильно и красочно изображенной Глебом Успенским в его бессмертных очерках и нашедшей такое же верное изображение в романе советского писателя.

<…> Многие его замыслы остались неосуществленными. Замыслы эти ярко горели в душе художника до последнего часа его жизни...

Александр Бусыгин пал смертью храбрых, обороняя рубежи горячо любимой им Отчизны. Не пожалел для Родины ни крови, ни жизни Александр Бусыгин, писатель-большевик, писатель-солдат.

Шолохов-Синявский Г. Ф. Александр Бусыгин // Избранное / А. Бусыгин. Ростов-на-Дону, 1952. С. 146-151.

ещё цитаты автора
ШОЛОХОВ Михаил Александрович
ШУКШИН Василий Макарович
   
12+