ул. Пушкинская, 175А

Из сборника русских сказок «Изумрудное кольцо»

ЦАРСКАЯ БЛОХА

В некотором царстве, в тридевятом государстве жили-были царь, царица и царевна — красная девица.

Однажды, в безлунную ночь, поймал царь на постели блоху. Самую настоящую мужицкую блоху.

Приказал царь посадить блоху в бутылку и кормить ее человечьей кровью. Кормили блоху кормили, росла она росла, пухла-пухла, и вот уже в бутылке еле поворачивается.

Приказал царь пересадить блоху в четверть и опять кормить человечьей кровью. Кормили ее кормили, а блоха так выросла, так растолстела, что и в четверти уже не умещается.

Тогда приказал царь пересадить блоху в бочку и опять кормить человечьей кровью досыта. И выросла наконец блоха, как хороший теленок.

Тогда приказал царь блоху убить, снять с нее кожу, высушить, выдубить и вывесить на воротах. А рядом прибили доску с надписью:

«Кто угадает, с какого зверя снята эта шкура, тому отдам свою дочь в жены. Царь».

Повалили во дворец и князья, и графы, и министры, и генералы и простые люди. Одни говорят — «шкура эта медвежья», другие говорят — «бычья», третьи говорят — «крокодиловая». И никто правильно угадать не может.

Наконец пришел во дворец Морской Змей с длинной зеленой бородой и сказал: «Шкура эта блошиная».

Все так и ахнули. И пришлось царю волей-неволей отдать свою дочку за Морского Змея.

Огорчился царь и издал приказ:

«В день свадьбы моей дочери с Морским Змеем объявляю по всему царству великую печаль. Под страхом смерти никто не смеет в этот день петь, плясать, веселиться и зажигать огни. Кто ослушается, тот жив не будет. Царь».

А недалеко от царева дворца жила старая-престарая старушка. Не стала она подчиняться цареву приказу. Зажгла в ночь свадьбы огни, собрала гостей. Затеяла песни и пляски.

Узнал об этом царь, разгневался, приказал привести непокорную старушку. Поскакали царевы слуги за старушкой и вскорости привезли ее к царю.

Сидит царь на троне и допрашивает:

— А скажи мне, старая, как осмелилась ты веселиться в дни великой печали?

Поклонилась старушка царю и говорит:

— Как же мне, царь-батюшка, не веселиться, ежели у меня шесть сыновей-богатырей, да таких, каких свет еще не видывал?

— Что ж это за богатыри, твои сыновья? Что они могут?

— Да вот слушай, царь-батюшка. Первый сын — Водоглот: захочет — море проглотит, захочет — море выплюнет. Второй сын — Тонкоух: к земле пригнется — слышит, как трава растет. Третий сын — Домострой: кулаком ударит — башню выстроит. Четвертый — Силобор: сто пудов на плечах несет. Пятый — Дальновзор: за сто верст мухе в глаз стрелой попадает. Шестой — Животвор: мертвого оживить может. Вот какие у меня сынки-богатыри. Как же мне, старой, не веселиться?

Подумал царь не долго, не коротко и говорит:

— Да, сыновья у тебя, старая, ничего, подходящие. Пришли-ка их мне ко двору. Дам я им важное поручение. Выполнят — будет им великая награда, не выполнят — будет великое наказание.

Поклонилась старушка царю в пояс, и повезли ее слуги обратно.

Воротилась домой старушка, собрала сыновей и рассказала им про царев разговор.

— Ну, что ж, — решили братья, — пойдем к царю, посмотрим, какую он нам загадает загадку.

И пришли шесть братьев-богатырей к царю во дворец.

Встретил их царь ласково и промолвил:

— Здравствуйте, братья-богатыри, слыхал я о вашем богатырстве и жду от вас помощи…

Помолчал, а затем нахмурился грозно:

— Слыхали вы, братья-богатыри, что мою родную дочь взял себе в жены Морской Змей? Так вот, если вы такие могучие богатыри, спасите мою дочь, отнимите ее у Морского Змея. Если сделаете это — отдам вам полцарства. А не сделаете — будет вам великое наказание…

Поклонились богатыри и пошли из дворца. Подошли к морю, нагнулся Тонкоух, послушал и говорит: «Они здесь». Тогда Водоглот вошел в море по колено и проглотил всю воду единым махом. На дне моря увидели они царевну и спящего Морского Змея. А чтобы царевна не убежала, Змей держал ее руку в зубах.

Подошли тут братья, сунули Змею в рот большую лягушку, а царевнину руку высвободили. Взял Силобор на плечи братьев, на ладонь посадил царевну и пошел шагать по земле, только пыль столбом.

Вдруг лягушка во рту Змея как квакнет! Змей проснулся, вскочил, глядит — кругом сухо, а вдали богатырь бежит.

Побежал Змей вдогонку. Стал догонять. Тогда Водоглот обернулся и море выплюнул. Разлилась вода на сто верст кругом. Но Морскому Змею море по колено. Он его переплыл в два счета и опять стал догонять братьев. Тогда Домострой ударил кулаком, построил башню. Вошли в нее все и спрятались от Змея. Подбежал Змей, бегает вокруг башни, войти не может.

И стал он просить царевну высунуть хоть пальчик в щелочку на прощание. Пожалела царевна Змея, высунула пальчик в щелочку, а Змей как ухватился за пальчик, так и высосал из царевны всю кровь. И упала она мертвая на полу в башне.

Дальновзор взял стрелу, нацелился в Змея и пробил ему голову. А Животвор махнул над царевной рукой, и встала она живая, как прежде. Тогда взял Силобор всех их на плечи и отнес к царю.

Обрадовался царь своей дочке, но обещание держать не стал: не дал братьям никакого полцарства, а затопал на них ногами и послал их в солдаты. Разгневались братья-богатыри и пошли на царя войной.

И выставил царь против шести братьев шесть полков по тысяче человек в каждом.

Построил тогда Домострой неприступную крепость, засели в ней братья и стали ждать.

Приложился к земле Тонкоух и говорит:

— Идут на нас два полка с запада, два полка с востока и два полка с севера.

Вышел Водоглот на запад — два полка морем залил. Вышел Силобор на восток — два других полка одним махом разбил. Вышел Дальновзор на север — те два полка стрелами положил. Глянули братья на юг и видят — царь с министрами, князьями и генералами удирает от них, только пятки сверкают.

Пустил Дальновзор стрелу царю вдогонку и пробил ему сердце насквозь. А князья и министры сами со страху перемерли.

Махнул тогда Живогвор рукой на восток, на север и на запад. И встали полки — живые, здоровые.

— Довольно воевать, — сказали им братья, — сдавайте оружие, ступайте по домам, зажигайте огни, варите брагу. Веселитесь, пляшите и пойте песни шесть дней и шесть ночей подряд. Нет теперь над вами царя, некому блох человечьей кровью кормить.

СЛОВО

Шел по свету Илья, работу искал. В городах не нашел, в деревнях не нашел. И вышел он в чисто поле. Шел-шел, видит — забор.

Подошел Илья, хочет войти, а ворот-то и нет! Слева зашел — нет ворот, справа зашел — тоже нет, кругом обошел — что за чудо? Забор, да и только! И войти некуда.

Постучал Илья в забор: тук-тук-тук!

Изнутри голос:

— Кто там?

— Это я.

— Кто ты?

— Солдат Илья.

— Чего тебе, Илья?

— Работу ищу.

— Нанимайся ко мне.

— А какая работа?

— Воду кипятить.

— А уговор какой?

— Сто рублей в год.

— Ладно, согласен.

Тут голос говорит:

— Забор!

Забор в ответ человечьим голосом:

— А?

— Отворись!

Забор — настежь! Впустил Илью и закрылся опять сам собой. Вошел Илья во двор и видит — стоит перед ним хозяин, грозный, глаза навыкате. Повел хозяин Илью к большому чугунному котлу. А закрыт тот котел крышкой наглухо, и горят под ним дрова березовые.

Хозяин говорит:

— Вот тебе, Илья, котел, вот тебе топор, вот тебе дрова. Подкладывай дрова, не ленись, гляди, чтобы вода не остывала. И еще уговор — в котел не заглядывай. Заглянешь хоть разок — ста рублей не получишь, голову потеряешь.

Сказал хозяин и пошел к дому. Взошел на лесенку у порога и говорит:

— Лесенка!

Та в ответ:

— А?

— Отнеси меня в дом!

Лесенка сдвинулась с места и отнесла хозяина в дом. Двери за ним захлопнулись.

«Вот это хозяин! — подумал Илья. — Ловко он вещами командует».

Остался Илья во дворе у котлами принялся за работу. И весной на ветру, и летом в жару, и осенью в дождь, и зимою в мороз — только и знает топором машет, дрова рубит, под котел подкладывает. И нету Илье ни покоя, ни отдыха.

А хозяин с утра до вечера на крылечке сидит, в поднебесье глядит, пальцем бороду почесывает.

Вот уже и год прошел. Завтра Илье срок — работу кончать, сто рублей получать. Сидит Илья у костра и думает: «Эх, не надо мне ста рублей, мне бы лучше хозяйское слово узнать, над вещами хозяином стать… Не томился бы я круглый год на тяжелой работе».

Думал-думал Илья и заснул. И приснился ему сон, точно взаправду все это было. В самую полночь пришел хозяин и стал Илью пытать — спит он или не спит? Сперва позвал, потом толкнул, под конец иглой в бок кольнул. Илья рад бы проснуться, да силы нет.

Подошел тогда хозяин к котлу и сказал:

— Котел!

Тот откликнулся:

— А?

— Откройся!

Котел открылся.

Хозяин зачерпнул воды, напился и приказал котлу закрыться. Котел закрылся, и хозяин ушел в дом.

Проснулся Илья на заре и думает: «Дай-ка проверю, что же в этом котле кипит?»

Подошел к котлу, хотел крышку сдвинуть, а она тяжелая, не поддается! Правой рукой двинул Илья — не поддается, обеими двинул — не поддается. Разозлился Илья, налег богатырскою грудью — сдвинул чугунную крышку. Заглянул Илья в котел, а вода в нем чистая, ясная, как слеза. Зачерпнул Илья той воды, глотнул раз, другой и почуял в себе силу необычную. Ведь вода та была не простая: кто ее напьется, тому власть над вещами дается.

Приказал Илья котлу закрыться — котел закрылся. Стал Илья дрова рубить, а тут как раз хозяин идет:

— Ну, как, Илья, уговор выполнил?

Илья молчит.

— В котел не заглядывал?

Илья молчит.

Тогда хозяин к котлу:

— Котел, Илья тебя открывал?

— Да, — отвечает котел.

— Ага, Илья, раз уговор нарушил — подставляй голову.

И кричит хозяин топору:

— Топор!

Тот:

— А!

— Руби голову Илье!

Топор замахнулся, а Илья как крикнет:

— Топор! Стой!

Топор так и замер. Хозяин велит:

— Топор, руби!

А Илья наперекор:

— Топор! Стой!

Топор на месте скок-скок, кого слушаться — не знает.

Тогда Илья говорит:

— Топор!

Тот:

— А!

— Кто тебя точил?

— Ты.

— Кто тобой рубил?

— Ты.

— Кто ж над тобой старший хозяин?

— Ты.

— Ну, так с этой минуты слушай меня одного.

Перестал топор хозяина слушать, а за топором и все вещи против хозяина пошли. Мечется хозяин но двору, некуда ему деться. Кричит забору:

— Отворись!

Забор не отворяется.

Кричит лесенке:

— Унеси в дом!

Лесенка не уносит. Рвет хозяин бороду от злости, а Илья глядит на него, усмехается.

Наконец говорит Илья:

— Метла! Вымети лишний сор со двора!

Как пошла тут метла мести да скрести, так и вымела вместе с сором и хозяина прочь со двора.

Говорит тогда Илья:

— Забор! Отворись на весь мир.

Забор — настежь.

И крикнул Илья:

— Эй, кто там — голый, босый, голодный — все сюда!

Повалило тут к Илье народу видимо-невидимо.

Говорит Илья:

— Котел! Беги к реке, принеси чистой воды и становись на огонь.

Котел так и сделал.

Говорит Илья:

— Мешок! Беги в амбар, принеси пшена и высыпь в котел.

Мешок так и сделал.

Говорит Илья:

— Дрова! Прыгайте под котел, горите ярче, грейте пожарче, варите нам кашу.

Накормил Илья всех людей досыта и стал с ними жить дружно, землю пахать, хлеб сеять, урожаи собирать. И пошла о них слава на тысячи верст кругом.

Услыхал царь про Ильеву страну и послал к ним гонца проведать, как это люди по-новому живут.

Вернулся гонец, упал царю в ноги:

— Помилуй, царь-батюшка, рассказать мне про них невозможно.

— Как так невозможно! Говори, дурак, а то голову с плеч!

И рассказал гонец, что живет там народ без царя, без попов, без министров. Вместе работают, вместе едят, вместе песни поют. И ни в чем у них нужды нет.

— Быть этого не может! — закричал царь в гневе. — Отрубить голову дураку, чтобы не выдумывал!

И поехал царь сам на Ильеву страну посмотреть. И пошли за царевой каретой охранники с шашками и солдаты с пушками.

Приезжает царь на огромное поле — пшеница там, что лес, всадника с шапкой кроет. И идут по тому полю люди с песнями, на головах венки, по плечам ленты. Впереди всех Илья. Шел он, шел да как крикнет:

— Косы, грабли, цепы — сюда!

Откуда ни возьмись — налетают косы, грабли и цепы.

А Илья им:

— Косы, косите! Грабли, гребите! Цепы, молотите!

Эх, как пошла тут работа — аж пыль столбом! Косы косят, грабли гребут, цепы молотят. А ядреное зерно само в мешки так и сыплется…

Задрожал царь, подъехал к Илье и говорит ему:

— Здравствуй, неведомый добрый молодец! Почет тебе и уважение.

— Здравствуй, царь, — ответил Илья, не моргнув глазом.

— Нравится мне, как ты страной управляешь. Иди ко мне в министры.

— Ну, нет, уволь, не пойду.

— Почему?

— А потому, что все твои министры — воры.

— Как так? Не может быть!

— А вот позови сюда твоих министров и увидишь.

Царь позвал. Пришли три главных министра. Илья обратился к первому:

— Карман!

А тот ему:

— А?

— У кого воруешь?

— У крестьян.

Илья ко второму министру:

— Карман!

— А?

— У кого воруешь?

— У крестьян и у мещан.

А третий министр засунул руку в карман и стоит ни жив ни мертв.

Илья к третьему:

— Карман!

Тот молчит. Илья опять:

— Карман!

Опять молчит. Тогда Илья говорит:

— Рукав!

А тот ему:

— А?

— Почему карман молчит?

— Рукой заткнут.

— Убери руку прочь!

Рукав руку вытащил прочь.

— Ну, карман, говори, у кого воруешь?

— У крестьян, у мещан и у казны.

Все так и ахнули.

— Видишь, — говорит Илья, — зачем же мне в министры идти?

А царь не отступается:

— Иди, Илюшенька, мне в наследники.

— Зачем?

— Корону наденешь, царем будешь.

Посмотрел Илья на царя, усмехнулся и крикнул:

— Корона!

А та ему:

— А?

— Под тобой что?

— Царева голова.

— А в ней что?

— Гнилые дрова.

Все так и расхохотались. Разгневался царь, приказал охранникам:

— Эй, рубите нахала шашками!

А Илья:

— Шашки!

А они ему:

— А?

— Кого будете рубить — меня или царя?

Шашки в ответ:

— Царя!

Приказал тогда царь солдатам:

— Эй, наводите на смутьяна пушки!

А Илья опять кличет:

— Пушки!

А они ему:

— А?

— В кого стрелять будете — в меня или в царя?

Пушки в ответ:

— В царя!

Услыхал это царь, испугался и давай бежать.

А Илья и по сей день с народом живет, не тужит.


Читать сборник русских сказок «Изумрудное кольцо» в Донской электронной библиотеке:

Изумрудное кольцо: русские сказки. - Ростов-на-Дону: Ростовское книжное издательство, 1966


Фото/Видео

Поделиться:

Назад к списку

Подбор литературы