ул. Пушкинская, 175А

Курорт на Дону

Автор статьи:
Эмиль Сокольский
143
29 сентября 2020
В станице Романовской в 2013 году приступили к строительству набережной. Укрепили береговую линию, проложили дорожки, установили стелу, появилась архитектурно-скульптурная композиция «Сфера любви»; внутри маленького купола – скульптура Петра и Февронии. Ещё на набережной – ротонда, пушки, детская площадка… Есть и причал для маломерных туристских судов.
Лет десять назад и представить себе было нельзя, что этот уголок, да и вообще станица Романовская (где, кстати, ежегодно проходит межрегиональный фестиваль бардовской песни «Струны души») – так преобразится!
Близ пристани, у поворота автодороги ещё совсем недавно можно было видеть прекрасный памятник деревянной казачьей архитектуры – дом Аносова, двухэтажный курень. И вдруг пропал! Причина в том, что новые хозяева архитектурой не интересуются и попросту перестроили здание на свой вкус…
Первый храм в станице был построен в начале XVII века во имя Архангела Михаила.
Спустя шесть лет после переселения Романовской на новое место – в 1846 – году здесь вырос новый, тоже деревянный . Иконостас доставили из Санкт-Петербурга. Через восемнадцать лет построили церковно-приходскую школу. В 1892 году, по инициативе настоятеля, отца Анатолия Наумова, при церкви открылась библиотека.
В 2004-м в Романовской, за счёт пожертвований станичников, началось строительство нового храма – во имя архистратига Михаила. И через шесть лет, весной, его освятили. Он стоит у самой дороги, при повороте; Дон – всего в нескольких шагах.
В последние годы станицу превратили в настоящий курорт: с тихим тенистым парком, с просторным песчаным пляжем. Но этот пляж – для тех, кто согласен находиться среди большого числа отдыхающих, слышать музыку из динамика, пользоваться водными аттракционами. Любители тишины, или лучше так сказать: уединённого «домашнего» отдыха – выбирают более естественные, «дикие» условия – где-нибудь среди деревьев, на полянке.
И вот – одно из таких мест, песчаный бережок, над которым – травянистая поляна с ивами, клёнами и катальпами. Сюда прибегают искупаться и поваляться на песке девчонки, пацаны, располагаются семьи с детьми: на час, на два, на четыре, а кто и до темноты. Одно время, к вечеру, приезжал сухопарый седой рыбак с хрипловатым голосом; его пышнотелая жена расстилает покрывало, доставал бутерброды...
Здесь разве что совсем уж непрактичный, неопытный человек стал бы закидывать удочки. Кто же ловит рыбу там, где купаются, где верещат детские голоса? Рыбаки располагаются за чертой станицы – где нет людей, никто не мутит воду и некому сказать: «Потише! Всю рыбу мне распугаешь!»
А этот рыбак ни на что не обращал внимания. Чуть отойдя в сторону, преспокойно забрасывал да забрасывал удочку. За час-другой ведро заполнялось рыбой до половины: краснопёрки, плотва, окунь.
Как это всё объяснить? В чём секрет? Почему «на него» так активно ловилась рыба?
Руки волшебные?
А в течение нескольких дней второй половины августа, когда время от времени уже к берегу прибивало цветение, приезжал другой рыбак – с женой и двумя детками; устанавливал удочки, а сам садился в сторонке и тихо наигрывал на баяне. «На звук моего баяна хорошо идёт рыба», – объяснил он кому-то.
Конечно, пошутил. Но рыба шла.
Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Подбор литературы