ул. Пушкинская, 175А

Заветное место

Автор статьи:
Эмиль Сокольский
430
17 ноября 2020
Одна из самых красивых рек в Ростовской области – Миус – берёт начало на украинской земле, на склонах Донецкого кряжа. Она вырисовывает такие петли, что увидев её, Пётр I поразился: «Вьётся, как мій ус!»
Подобных анекдотов о государе полным-полно. На самом деле в татарских грамотах XV – XVI веков, шедших из Крыма Московскому царю, реку эту называли Миюш.
О происхождении названия есть две версии, обе основываются на тюркских языках. Согласно первой, «миус» означает «топкая вода»; согласно второй – «угол, мыс».
Насколько логичен второй вариант? Возможно, реку могли так назвать по её бесконечным поворотам. Есть патриоты родного края, которые объясняют этот «угол, мыс» как урочище между Миусом и Крынкой. Наивное, но милое объяснение.
Патриотов можно понять: одно из самых поэтичных мест на Миусе – его слияние с рекой Крынка.
Чтобы увидеть это место и заодно оценить красоту Миуса, можно от райцентра Матвеев Курган доехать на личном либо общественном транспорте до посёлка Крынка (в расписании этот конечный пункт автобусного маршрута по старинке именуют Сад-базой), но ни с чем не сравнится неторопливое пешее путешествие! Его совершить довольно просто: нужно выйти из электрички за станцией Матвеев Курган на первом полустанке. Там, в посёлке при бывшей фабрике «Краснобумажник», начинается путь вдоль овражистых берегов быстрой и плавной реки. Словно специально вырыли для этого полноводного потока аккуратный извилистый канал, особенно старательно прокопав, как траншею, правый берег, и затенив его мелколиственным лесом!
А как чудно вокруг, особенно в весеннюю пору! Аромат цветущих деревьев и кустарников, мелодичное пенье птиц, высокие холмы… За уютным, в одну улицу, посёлочком слева от дороги можно видеть за деревьями, на подножье и на склоне горы величественные руины: стены из дикого камня, из кирпича не менее как вековой давности; арочные своды, гроты… что это? Средневековая крепость, ползущая до самого верха горы, да ещё и по такой крутизне?
Мне пришлось карабкаться, цепляясь за кустики. Несколько минут – и дорога, леса, поля, река остались далеко внизу; передо мной – остатки цилиндрической башенки.
Да, это тот самый «Краснобумажник». Построенная в 1913 году немцем-колонистом и потом перекупленная фирмой «Зингер», эта фабрика занималась производством сначала картона (из соломы), потом – бумаги, а в советские годы наладила переработку макулатуры. Проработал «Краснобумажник» до начала 1990-х. И вот – такая грустная память о нём…
Здесь, наверху, у огрызка башенки (видимо, основание бывшей трубы), панорама окрестностей завораживает; забудешь обо всём на свете – пока не глянешь под ноги: вскарабкаться-то сюда относительно легко, а вот спускаться непросто: один неверный шаг, непрочный камень – и улетишь вниз.
А впереди – ещё около часа пути вдоль речных берегов с островками леса.
Лесами когда-то славился Миус… Вниз по его долине, бывало, двигалась охота: начинали помещики Иловайские, к ним примыкали Миллеры, Леоновы, Краснощёковы… По нескольку недель пропадали они с егерями и доезжими в лесах, разбивая палаточные лагеря и закатывая на исходе дня пиры… Потом уж, когда леса были в основном вырублены, в 1840 году по распоряжению таганрогского градоначальника до имения Иловайских насадили новый лес, названный Алексеевским – то ли по ближней слободе Алексеевка, то ли в память об атамане Алексее Ивановиче Иловайском (её, кстати, и основавшем). Густой, заповедный Алексеевский лес и по сию пору украшает долину Миуса и Крынки, отчего берега кажутся едва ли не первозданными, нехожеными. А птицы здесь поют – на все лады, и кажется, что пения такого нигде больше не услышать.
Крынка намечает северную границу одноимённого села, вполне оживлённого; Миус уходит к востоку, и чтобы к нему подойти, нужно свернуть от магазина, единственного в селе, к футбольному полю и по хорошо наезженной дорожке углубиться в лес – тот самый, Алексеевский. Завершается дорога на поляне. Здесь – небольшой мыс: справа Миус, слева – выплывает Крынка, удивительно похожая на Миус; только всё выше поднимаются по её левому берегу отроги Донецкого кряжа, будто обещая впереди ещё более высокие горы...
Место это столь притягательное, столь привязчивое, что не раз вспоминая о нём впоследствии, не можешь воспринимать его иначе как таинственное, сокровенное, заветное.
У обеих рек – быстрое течение, но здесь они словно замирают, не желая торопиться и любуясь самими собой. Любуются ими и деревья, в небрежном наклоне расстилая на широком разливе свои бледно-зелёные отражения.

Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Подбор литературы