ул. Пушкинская, 175А

Как создавался сборник русских сказок «Изумрудное кольцо»

Сборник русских сказок «Изумрудное кольцо» был впервые издан в 1937 году в Азово-Черноморском издательстве. Это были чудесные сказки с лукавым юмором, которые сразу полюбили маленькие жители Дона. Сказки собрал Михаил Васильченко, а обработала их для издания ростовская журналистка Елена Михайловна Ширман, которая в тот период времени руководила детской литературной группой и была литературным консультантом газеты «Пионерская правда». Сборник русских сказок «Изумрудное кольцо» (1937) был её первой книгой.

В своей статье в журнале «Детская литература» (1938, № 12) она рассказала о создании сборника сказок:

«Миша Васильченко может рассказывать сказки часами. Говорит он плавно, в «страшных» местах снижая голос до шепота, по временам ловко вклинивая, под дружный хохот слушателей, задорную складную шутку.

Говор у Миши полурусский, полуукраинский, типичный для жителей низовий Дона. Он родом из села Кагальник, Азовского района. С 13 лет живет с матерью в Ростове, в поселке завода Ростсельмаш.

В Кагальнике Мишу звали «безбатченко». Он родился через три месяца после смерти отца, продкомиссара Кагальницкого ревкома. <….> Мать Миши, Фекла Ивановна, осталась одна с четырьмя детьми на руках.<….>

Я встретила Мишу в 1934 году в детской библиотеке при заводе Ростсельмаш. Мише было тогда 15 лет. Он был активным читателем и деткором заводской пионерской газеты «Сталинские внучата», членом детского литературного кружка, которым я руководила. Писал в газету маленькие рассказы о рыбной ловле, об экскурсиях и пр. О склонностях его к сказкам я первое время не знала.

Весной 1935 года наш литературный кружок стал собираться на открытом воздухе. Мы ходили на Дон, в степь, в рощу. Организовали несколько дальних экскурсий на лодках. Летом со всей пионерской организацией поехали в лагерь на берег Черного моря.

Вот тут-то я и услышала впервые Мишины сказки.

В лагере во время мертвого часа или вечером, когда вожатому надо было угомонить не в меру расшумевшихся ребят, он объявлял:

- Тихо, тихо, ребята. Будем рассказывать сказки. Ну-ка, Миша, начинай.

И Миша начинал. Каждый раз он рассказывал все новые и новые сказки. <….> Тут были и Андерсен, и Гримм, и Гоголь, и «Тысяча и одна ночь», и Пушкин. Меня удивила необычная память этого паренька. Недавно приехавший из деревни, еще слабо владеющий русской речью, он удивительно сочно и своеобразно передавал классические сказки.

Среди общеизвестных сказок я услышала несколько совершенно новых, незнакомых мне. Первая сказка, остановившая мое внимание, была история блохи, которую царь приказал кормить человеческой кровью до тех пор, пока она стала ростом с теленка. Смелость и острота этого образа поразили меня. Также увлекла меня сказка о работнике Илье, подчинившем себе вещи.

Я спросила у рассказчика, где он читал все это.

- Нигде не читал, - ответил Миша. - Эти сказки у нас в Кагальнике рассказывают.

И, помолчав, добавил:

- Я с малолетства до сказок охотник. Любил сидеть со стариками на завалинке. Допоздна, бывало, сижу. Слушаю, про что они говорят. Здорово интересно – то про войну, то еще про что. Другой раз начнут сказки да прибаутки всякие, а я сижу себе с раскрытым ртом, все слушаю, не могу оторваться. И еще мама моя много сказок знает, она мне и Ваське частенько их рассказывала. Про Домну, про пана и полупана это я от нее слышал.

Я попросила Мишу записать несколько сказок, слышанных им от матери и от кагальницких стариков.   

Через пару дней Миша принес кипу исписанных листов бумаги. Увы, рассказывал он гораздо лучше, чем писал. Все своеобразие и свежесть речи на бумаге исчезли».

А вот как об этом писал сам Миша Васильченко в письме литературному кружку школы № 38 г. Ростова-на-Дону за три дня до начала войны: «Вы просите, чтобы я вам рассказал, как я собирал сказки. Тут особенно трудного и хитрого ничего нет. И если пожелает кто-либо из вас, может собрать еще больше интересных сказок… Еще в детстве, когда мне было 5–6 лет, бывало, по вечерам собирались старики на завалинках. Я усаживался на колени матери и слушал до тех пор, пока не засыпал. Дома моя мама, также знавшая много сказок, убаюкивала меня сказками

Когда я стал учиться в школе, я также увлекался сказками, читал их в книгах. Но мне не по душе было, что там, в книгах, часто победителем выходил царский сын или богатей. В маминых сказках, в сказках наших стариков деревенских не бывало героев из богатеев. И мне почему-то всегда хотелось те сказки, которые я читал в книгах, переделывать по-своему.

Когда моя семья переехала в Ростов, то и тут сказками я увлек много ребят. В пионерском лагере я близко познакомился с Еленой Михайловной Ширман. Она первая отнеслась к моим сказкам очень серьезно. Она попросила, чтобы я эти сказки записал.

Вот тут-то и началось мое горе! Признаюсь вам по секрету: рассказывать легче, чем записывать. У меня в тетради получились такие сказки, что я сам их не узнал… Но Елена Михайловна поддержала меня, и я не пал духом, снова стал рассказывать сказки, а Елена Михайловна их записывала. Мы работали много и долго… Если бы я не встретился с Еленой Михайловной, то никогда не появился бы сборник «Изумрудное кольцо». Вот вам и вся моя история…».

Елена Михайловна Ширман записала от Миши Васильченко около 30 сказок.

«Вначале меня смущала моя неопытность в деле обработки фольклора. Специалистов-фольклористов в Ростове нет, посоветоваться было не с кем.

Но дело это меня увлекло, и я горячо взялась за него.

Прежде всего, надо было проверить степень оригинальности записанных сказок, установить их первоисточники. Я перечитала сборники русских сказок Афанасьева, профессора Азодовского, профессора Соколова, сверилась по каталогу сказочных сюжетов Аарне.

Конечно, многие сюжеты оказались не новыми, а лишь своеобразными вариантами сюжетов старых русских сказок.

Но некоторые сюжеты («Слово», «Царская блоха», «Украденный венец», «Три луковки») найти в каталоге Аарне мне не удалось. Эти сказки кажутся мне наиболее оригинальными, представляющими не только художественный, но и научный интерес.

Установив первоисточники, я отобрала наиболее самобытные сказки и приступила к литературной обработке их. Для этого надо было понять специфическое отличие этих, по-новому звучащих, социально заостренных, близких и понятных советскому ребенку сказок от старых, дореволюбционных.

Особенно привлекают ребенка героические черты сказочных персонажей. Трусов, лгунов и нытиков не терпит советский ребенок. Его герои всегда смелы, правдивы и веселы.

<…> Характерно, как трактуется в детской передаче вековой образ Ивана-дурака. Глупость уже не возводится в канон. Сказочник поясняет: «Село считало Степана дураком за то, что он сильных не боялся, а слабых жалел».

Герои борятся за народное счастье, свергают власть царей и богатеев, прогоняют их со своей земли.

То, что прежнему сказочнику приходилось маскировать, говорить намеками и обиняками, юный сказочник наших дней излагает прямо и откровенно.

<…> В детской передаче сказки обретают большую динамичность, местами почти кинематографическую.

Длинноты, повторения и диалоги, свойственные старым русским сказкам, юный рассказчик предельно сокращает, уделяет наибольшее внимание действию, особенно борьбе и битвам.

<…> В процессе обработки хотелось максимально очистить сказки от всего постороннего, наносного, случайного и ярче выявить именно их новую, подлинно народную сущность.

Для этого приходилось нередко выпрямлять сюжет, четче вырисовывать образы, очищать язык от массы неприемлемых диалектизмов и вульгаризмов.

<…> «Беда», «Пан и полупан», «Домна» рассказывались почти целиком по-украински. Пришлось много работать над языком, заново писать рифмованные прибаутки Домны и т.п.

Очень велика опасность для каждого обработчика «переобработать» сказки, засушить, залитературить, лишить их первозданной сочности и афористичности.

Чтобы избежать этой опасности, я решила каждую сказку проверять на ребятах до сдачи книги в печать. Читала ребятам различные варианты и спрашивала, как лучше? Юные критики давали мне безошибочную оценку, чаще всего непосредственной реакцией – неудержимым смехом, загоревшимся взглядом или откровенным зевком.

В 1937 году книга появилась на свет. Ребята встретили сказки, как свои, родные, близкие им.

<…> Юный сказочник Миша Васильченко не исключение и не редкость. Среди ребят есть тысячи не менее талантливых сочинителей и рассказчиков. К сожалению, в редакциях мало занимаются изучением детского фольклора. На местах существует ошибочная и даже вредная теория, что дети не могут быть носителями фольклора и помощниками в собирании его.

Это неверно. Дети, благодаря своей впечатлительности и восприимчивости, как губка, впитывают в сбея образцы народного творчества и могут оказать большую помощь в грандиозном деле сбора нового своетского фольклора. <…> «Изумрудное кольцо» - только первая и еще далеко не совершенная попытка создания сборника сказок совместно с детьми. Работать над сказками пришлось без всякой помощи и указаний со стороны. Необходимо, чтобы ученые-фольклористы специально щзанялись вопросами записи подобных сказок, вопросами обработки их и помогли бы непосредственно работникам на местах теоретическими указаниями».

Такова история создания сборника сказок «Изумрудное кольцо».

После войны книга затерялась и забылась. Второе ее рождение в начале 60-х годов ХХ века связано со следопытами школы № 39 г. Ростова-на-Дону. Ни в одной библиотеке города после войны книга не сохранилась, и учащиеся 3 «а» класса случайно нашли «Изумрудное кольцо» у Татьяны Дмитриевны Подломаевой, дочери художника-карикатуриста, графика, иллюстратора детских Дмитрия Дмитриевича Подломаева (1901–1942), создавшего иллюстрации к сказкам. И в 1964 году в Ростовском книжном издательстве сборник сказок «Изумрудное кольцо» вышел во второй раз, но уже с новыми иллюстрациями донского художника-графика Наля Александровича Драгунова (1924-1986).

В 1966 году вышло третье издание книги, напечатанное по изданию 1937 года.

Читать сборник русских сказок «Изумрудное кольцо» в Донской электронной библиотеке:

Изумрудное кольцо: русские сказки. - Ростов-на-Дону: Ростовское книжное издательство, 1966

Читать рецензию на сборник русских сказок «Изумрудное кольцо» в Национальной электронной детской библиотеке:

Евгеньев С. Изумрудное кольцо // Детская литература.- 1937. - № 7. - С.30

Читать о Ширман Елене Михайловне на сайте «Донские страницы»

Заказать издания по теме из фонда Донской государственной публичной библиотеки:

Фото/Видео

Поделиться:

Назад к списку

Подбор литературы