ул. Пушкинская, 175А

Тот самый Сегель…

Автор статьи:
Лариса Поповян
3086
10 марта 2023

«Шли съёмки фильма “Дети капитана Гранта”. Я играл Роберта Гранта. Я должен был влезть на вершину мачты и спеть песню. Как-то после съёмки вечером я возвращался домой, мне было очень обидно, что я один знаю эту песню, а кругом люди ещё не слышали её. Я шёл и громко пел. А через некоторое время её пела вся страна» — так вспоминал о песне Дунаевского «Весёлый ветер» Яков Александрович Сегель [1], режиссёр, кинодраматург, писатель, народный артист РСФСР, участник Великой Отечественной войны.

Родился Яков Александрович Сегель 10 марта 1923 года в городе Ростове-на-Дону, хотя о детстве в нашем городе он никогда не вспоминал. Достаточно редкая фамилия «Сегель» встречается в разных источниках, хранящихся в фондах нашей библиотеки. Так в «Алфавите евреев, имеющих ученые степени, Ростовских н/Д купцов и мещан, проживающих в г. Ростове-на-Дону» 1897 года есть информация о семье купца Лейбы Тубиасова Сегеля, который проживал в Ростове с 1869 года со своей семьей (женой Ольгой и сыновьями Борисом, Константином, Карпелем и Абрамом) [2]. В изданном позже «Алфавитном списке жителей города Ростова-на-Дону на 1913 год» фамилия встречается три раза: Сегель Абрам Леонтьевич владел недвижимостью на улице Пушкинской, 25, врач Сегель Карп Леонтьевич — на улице Дмитриевской, дом 101 и Сегель Константин Леонтьевич — на той же Дмитриевской улице в доме 50 [3].

Дед нашего героя — купец первой гильдии Абрам Леонтьевич (Абрам-Эзер Лейбов). Информацию о нём и его потомках мы находим в книге ростовского краеведа М. А. Гонтмахера «Евреи на донской земле»:

«Сегель Абрам-Эбер Лейбов, 44 лет, умер. Жена Софья, 38 лет. Сыновья Александр 17 лет (будущий отец будущего кинорежиссёра и сценариста Якова Александровича Сегеля); Владимир, 4 лет. Дочь Вера, 15 лет. Уплатил гильдейский взнос для подтверждения звания» [4].


Фильм «Дети капитана Гранта» (1936) был актёрским дебютом нашего героя. Он стал кумиром советских подростков, сыграв Роберта Гранта, лихо взлетавшего по вантам, распевая песню про весёлый ветер и отважного капитана. В рассказе «Честное слово» Я. С. Сегель подробно рассказывал про то, как его, уже 12-летнего московского школьника, утвердили на роль Роберта Гранта и какие нравственные страдания он испытал в киноэкспедиции. А страдать Якову пришлось из-за того, что перед началом съёмок он дважды обманул режиссёра, и обман не мог не раскрыться. Ещё в Москве на вопрос режиссёра Владимира Вайнштока, умеет ли он скакать на лошади и плавать, Яша сказал, что умеет. А на самом деле не умел ни того, ни другого.


На его счастье, оператором в этой киногруппе был бывший боец Конармии Буденного Александр Птушко. Тот самый Птушко, который потом прославился как киносказочник. Яша решил ему довериться. «Да, — вздохнул тот задумчиво. — Ну, не беда! Сегодня ночью, как только взойдёт луна, я приведу двух оседланных лошадей. Попробую тебя немного поучить, чтобы ты и вправду смог скакать на коне. Только правдой можно исправить неправду».

Уже на следующий день Яша так проскакал перед кинокамерой на коне, что заслужил высшую похвалу режиссёра. Исправить вторую неправду оказалось сложнее. Учиться плавать было негде: снимали в горах. Но находчивый Яша уходил по утрам туда, где бы его не заметили, ложился животом в траву и махал руками, имитируя движения пловца. Когда киноэкспедиция приехала к Чёрному морю, все старания оказались напрасными. Яша так и не смог признаться в обмане режиссёру, а лодочник, который повёз его к установленной на глубине декорации (с неё и надо было прыгать в море), оказался глухим… Делать было нечего: «Я прыгнул, потому что началась съёмка. Я прыгнул, потому что Роберт был храбрый мальчик. Я прыгнул, потому что не хотел, чтобы меня считали обманщиком. Прыгнул, замахал руками — и поплыл!».

20 июня 1941 года семнадцатилетний Яков Сегель получил аттестат зрелости, а через два дня началась война. В эвакуации, в Алма-Аты, в 1942 году стал курсантом Харьковского артиллерийского училища, а в начале 1943 года, не получив диплом, уже участвовал в кровопролитных сражениях, дважды был тяжело ранен.

Командир огневого взвода Яков Сегель отличился в апреле 1945 года на территории Баварии. Огнём прямой наводки под артиллерийским обстрелом его взвод уничтожил три противотанковых орудия с прислугой, восемь автомашин, два танка и бронемашину и способствовал успешному выполнению боевой задачи батальона. Приказом войскам 38-го гвардейского стрелкового корпуса (3-й Украинский фронт) гвардии лейтенант Сегель Яков Александрович награждён орденом Отечественной войны II степени (21.04.1945).

Победу встретил в Чехии. После войны фронтовик Сегель окончил режиссерский факультет ВГИКа (мастерская С. А. Герасимова). Об учителе всегда говорил с любовью и уважением, восхищался молодостью, талантом и неординарностью мышления Сергея Александровича [6].

В 1956 году в соавторстве с Львом Кулиджановым снял фильм «Дом, в котором я живу» — самую знаменитую их картину (и вместе и каждого в отдельности), фильм, ставший одной из побед нашего киноискусства во второй половине 1950-х годов.


В 1960-е годы Яков Сегель работал уже самостоятельно, им было поставлено по собственным сценариям несколько интересных картин: «Пpощайте, голуби» (1960), «Течёт Волга» (1962) «Сеpая болезнь» (1966), «Разбудите Мухина» (1968), «Я вас дождусь» (1983). Одна из них — лента «Прощайте, голуби!» — стала культовой у молодежи тех лет. В ней чувствовалось дыхание вольного ветра, надежды на перемены, романтика счастливой юности. А песня Марка Фрадкина «Вот и стали мы на год взрослей», звучавшая в кадре, стала гимном поколения 1960-х.


«А я помню…»

«А я помню…» [6] — один из лучших рассказов Я. А. Сегеля, сложный по мысли, заложенной в нём, по неистребимости тех давних воспоминаний, которые жили в авторе многие годы.

«…Солдату было двадцать два года, и он совсем недавно стал шофёром. А мы с Колей Петровым стояли в стороне от шоссе, работали и совсем не думали, что нас может сшибить какая-нибудь машина...». Это пролог к рассказу «А я помню...». А Коля Петров — покойный директор картины «Серая болезнь». Автомобильная катастрофа случилась в 1964 году, Коля Петров погиб. Яков Сегель был доставлен в больницу без сознания, с ногой, переломанной в девяти местах, с переломом основания черепа, со сломанной ключицей». Около месяца он был без сознания, два года ушли на полное восстановление. И этот рассказ, написанный в период восстановления, постоянно возвращает автора в его прошлое, когда он за двадцать лет до этого лежал в госпитале в 1945 году и его, тогда совсем молодого, также возвращали к жизни. Этот рассказ, как и многие рассказы Сегеля — встреча прошлого с настоящим. В любом из произведений писателя Сегеля сталкиваются война и детство, детство и сегодняшняя жизнь писателя. Автомобильная катастрофа вернула кинорежиссёра Сегеля в литературу, где автор всегда непосредственный участник событий.

«Бабушка и цирк»

Воспоминания о войне стали для него, уже сорокалетнего, почти реальностью. Его память не ограничивалась только войной, она не проходит и мимо детства. А это как раз тот очень небольшой отрезок жизни, который Яша Сегель провёл в нашем городе.

Воспоминания о Ростове пробивались через толщи памяти. Например, рассказ «Бабушка и цирк» [7] о том, как маленький мальчик преодолевает вековую неприязнь своей бабушки к цирку. Попав с внуком на представление, бабушка видит выступление эквилибриста. Именно его выступление она видела ещё во времена своей молодости, когда её, свою молодую жену, привёл в цирк будущий дедушка мальчика. И потому встреча заставляет бабушку о многом задуматься: «Жизнь прожита, а я никогда не вставала на голову. Мне даже не нравилось, когда это делали другие. И вот я — старуха, меня все называют бабушка, а он... Удивительно!!!»

На цирковом представлении бабушка вспоминает:

— А у нас, когда мы жили в Ростове, — неожиданно вспоминает бабушка, — жил учёный попугай. Он говорил несколько слов по-русски и несколько по-французски. А потом с ним пришлось расстаться. В голодное время дедушка выменял на него у крестьян мешок картофеля.

<…>

— Говорят, попугаи живут триста лет… — бабушка вздыхает. — Может быть, он и сейчас живёт где-нибудь в колхозе. Французские слова он, конечно, уже забыл…[8].

«В одно прекрасное детство»

Яков Александрович был не только хорошим рассказчиком, он обладал удивительным даром переносить свои тексты на экран. Примером этого является повесть «В одно прекрасное детство», экранизированная им в 1979 году. Музыкальный фильм, рассказывающий об одном удивительном дне из далёкого прекрасного детства дедушки Пети, когда он побывал в цирке, на лётном поле, летал сам, пережил много интересного, необычного. Впечатлениями этого дня дедушка поделился со своим пятилетним внуком Петей в день его рождения. И повесть, и фильм полны чудесных открытий и совпадений. И хотя в повести и деда, и внука зовут Петя, мы знаем, что Сегель рассказывает своему внуку Яше истории из своего детства.


Отец дедушки Пети дружил с Анатолием Анатольевичем Дуровым, выдающимся артистом цирка, клоуном и дрессировщиком. Неудивительно, что перед началом циркового представления семья Сегель заглянула за кулисы. Дрессировщик был чем-то огорчён. Он поделился своим горем с гостями: заболела обезьянка Петька-машинист. А без неё не показать любимый зрителями номер с паровозом, который едет по железной дороге и везёт зверюшек.

Вдруг Дуров взглянул на тёзку своего заболевшего артиста, и его осенила счастливая мысль: этот маленький мальчик вполне мог бы заменить обезьянку! Маму такое предложение несколько смутило, а папа обрадовался:

— Соглашайся, сынок! Другого такого случая в жизни не будет.

Петю загримировали, и зрители ни о чем не догадались. Но в тот же день в том же цирке объявили о том, что в город прилетают два красных отважных пилота — В. П. Белуха и В. Т. Барановский!

Мой папа за кулисами даже подпрыгнул от радости:

— Ты слышал?! Ты слышал, Толик, кто прилетает?!

— Конечно, — спокойно сказал Дуров. — По-моему, она объявила выступление знаменитых пилотов, о которых до сих пор мы только читали в газетах, а теперь увидим их самих.

Мой папа даже расхохотался:

— Ха-ха, в первый раз?! А ты не догадался, Толик, кто такой В.Т. Барановский?..

Анатолий Анатольевич посмотрел на папу с недоумением и вдруг хлопнул себя ладонью по лбу:

— Постой, постой… Так это же Витька Барановский! В.Т. Барановский — Это Витька-пискля, наш друг детства! Ура-а-а!..

В эту минуту оба они, и мой папа, и Анатолий Анатольевич, готовы были просто танцевать от радости.

Сегели с Дуровым отправились на некий загородный аэродром посмотреть показательные выступления аэропланов. Папа Сегель и Анатолий Анатольевич Дуров начали выяснять, где он — Витька из Ростова. А потом объяснять пилоту, что они его школьные друзья: Сашка длинный и Толик-артист. Во время радостной встречи мама ненадолго отлучилась, а папа поинтересовался возможностью покататься на аэроплане. Авиатор сказал, что может взять с собой в полёт пассажира весом не более двадцати килограммов. Нетрудно догадаться, что, с папиной подачи, именно Петя поднялся в небо. Высоты мальчик не испугался, вёл себя в полёте достойно.

Были ещё фильмы... Была дружба с Георгием Юматовым, Александром Галичем, Булатом Окуджавой, Фаиной Раневской и другими. Яков Александрович преподавал режиссуру во ВГИКе — в его мастерской учились Станислав Говорухин и Леонид Нечаев.

Чудом оставшись в живых после страшной аварии, он не утратил жизнерадостности, и одна из пьес, написанная им в соавторстве с Галичем, называлась «Я всегда улыбаюсь!».

Ростов-на-Дону не часто вспоминает Якова Александровича Сегеля: осенью 2014 года его имя было включено в проект «Проспект звёзд», даже вошло в список финалистов 1 этапа, но в финале Яков Сегель набрал всего 158 голосов…



Библиография

1. Сегель, Я. А. Мир Дунаевского / Яков Сегель, Владимир Канделаки ; [подготовил] Н. Касперович // Известия. 1985. 5 окт. С. 3.

2. Алфавит евреев, имеющих ученые степени, Ростовских н/Д купцов и мещан, проживающих в г. Ростове-на-Дону. [Б. м., 1897]. С. 140

3. Алфавитный список жителей города Ростова-на-Дону на 1913 год

4. Гонтмахер, М. А. Евреи на донской земле. Изд. 2-е, испр. и доп. Ростов-на-Дону, 2007. С. 166

5. Сегель, Я. А. Учитель / Я. Сегель // Советская Культура. 1966. 19 мая. С. 3.

6. Сегель, Я. А. А я помню…// Яков Сегель. Его фильмы и рассказы. Москва, 1966. С. 121-126.

7. Сегель, Я. А. Бабушка и цирк // Яков Сегель. Его фильмы и рассказы. Москва, 1966. С. 131-186.

8. Там же. С. 133.

Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Подбор литературы