ул. Пушкинская, 175А

Ростовские кафе 1960-х годов

Автор статьи:
Маргарита Мартиросова
1949
15 декабря 2023
Все мы помним печально известное кафе «Одуванчик» из рязановского фильма «Дайте жалобную книгу» 1964 года — пыльные плюшевые портьеры, мрачные стены, гипсовые украшения — символ пошлости и умирающего «старого мира».

В Ростове в эти годы велось активное строительство модных «кафе-стекляшек» совсем не похожих на «Одуванчик». Ростовский филиал института «Союзгипроторг» разработал несколько проектов новых кафе-закусочных: «Огонек» (Буденновский, 29), «Радуга», «Белая акация» (Клинический сад), «Темерник» (Энгельса, 2), «Розарий» (пл. Толстого) и другие. Они располагались на центральных магистралях города, в садах и парках.



Над проектами этих кафе работали архитекторы В. В. Леонтьев, Е. П. Лихобабин, В. Н. Клейменов, И. Е. Чернышев. Наши архитекторы широко использовали в строительстве модный пластик, цветные полихлорвиниловые плитки, зеркальные стекла и люминесцентное освещение. Газета «Вечерний Ростов» назвала кафе «Огонек», открывшееся в 1962 году — «первое из серии новых красивых и удобных типовых кафе».
.
Еще несколько адресов ростовских кафе 1960-х годов: «Восход» (Сельмаш, 104/11), «Дружба» (Энгельса, 88), «Звездочка» (Ворошиловский, 50), «Кавказ» (Социалистическая, 115), «Колобок» (Пушкинская, 81), «Космос» (Энгельса, 102), «Красный мак» (Станиславского, 118), «Май» (Энгельса, 184), «Маяк» (Аксайская, 59) и др.



В ходе благоустройства участка ростовской набережной от Буденновского проспекта до Соляного спуска летом 1963 года открыто кафе «Донская волна». Оно было рассчитано на 100 мест. Вокруг кафе высадили серебристые ели и другие декоративные деревья.

Название «Донская волна» невольно напоминает кафе «Волна» из рассказа Василия Аксёнова «Одно сплошное Карузо», где он повествует о поездке с Булатом Окуджавой в Ростов-на-Дону осенью 1968 года:

Прогуливаясь однажды вечером по главной улице, мы зашли то ли в котлетную, то ли в коктейльную, в заведение под названием «Волна». Значительная толпа граждан чего-то добивалась у буфетной стойки, и мы к ней автоматически присоединились. Минут пятнадцать мы безумно качались в этой толпе, потом нас стало подтягивать к стойке, и в это время прямо за своей спиной я услышал мажорный гитарный проигрыш, и до боли знакомый голос пропел:

Замечательный шашлык, замечательный!
Срок давно уже истёк исправительный.

Мы оглянулись: прямо за нами стоял долговязый отрок с длинной шевелюрой, с редкозубой хитровато-придурковатой оптимистической улыбкой. Он подмигнул нам и дружелюбно попросил:
- Алё, мужики, гляньте-ка в прейскурант — есть ли у них Карузо?
В прейскуранте значилось:

Напиток «КАРУЗО»
Шампанского сладкого — 80 гр.
Водки особой — 15 гр.
Ликёра облепихового — 40 гр.
Цена — 99 коп. —
Да, молодой человек, — сказал Булат. — Карузо здесь имеется. —
Законно! — закричал Гитарист. Затем, скривившись и скособочившись, он с трудом проник в карман своих тугих «страусов» и вытащил жалкую грязную тряпочку, похожую на последний кусок шагреневой кожи. Это был рубль. Бросив через нас ассигнацию на липкую стойку, гитарист весело гаркнул:
— Эй, мамочка, одно Карузо! Сдачи не надо!



Можно ли считать эту яркую зарисовку известного писателя реальным описанием атмосферы ростовских кафе 1960-х годов? Не знаю, судить об этом могут только современники…
Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Подбор литературы