ул. Пушкинская, 175А

30 марта — день казачьей славы

Автор статьи:
Лариса Поповян
403
29 марта 2024
30 марта 1814 года войска антинаполеоновской коалиции во главе с русской армией, совершив обманный манёвр, проникли в тыл армии Наполеона и подошли к Парижу. В городе царила паника: гарнизон Парижа составлял 40 тысяч человек, из которых 25 тысяч были кадровыми военными, небольшое число линейных пехотинцев и кавалерии, остальные — национальная гвардия. И пушек было много, порядка 200, но снарядов недостаточно и ружейных пуль было всего на 2 часа боя.

Сражение за Париж стало самым жесточайшим сражением Французской кампании 1814 года и одним из самых кровопролитных для союзнической армии, которая за один день сражений - 30 марта - потеряла более восьми тысяч солдат, из них более шести тысяч были русские.

И русские, и французы хорошо помнили о мародёрстве наполеоновской армии в 1812 году и московском пожаре. Парижане ждали адекватного ответа от русских войск и, особенно, от казаков, казавшихся им настоящими варварами. Ещё бы – эти диковинные люди носили густые бороды, шаровары с лампасами и вызывали у парижан приступы первобытного страха.



Но с момента вступления на территорию Франции Александр отдал приказ своему войску, в котором призывал не забывать о христианских ценностях, обходиться с жителями как можно дружелюбнее и призвал побеждать французов «кротким поведением своим, в земле неприятельской столь же победите ее великодушием своим, сколько оружием и соединяя в себе храбрость воина против вооруженных с благочестием христианина против безоружных». (Струсевич А. Герои Дона. Новочеркасск, 1895. С. 152)

Доброжелательная политика русской армии начала приносить плоды ещё до вступления в Париж. Атаман Донского казачьего войска Платов сообщал в донесении, что во время следования к городу Жуанвиль местные жители не оказывают никакого сопротивления и ведут себя по-приятельски. Действительно, крестьяне приезжали на биваки и предлагали провиант, дрова и фураж для лошадей. Более того, крестьяне сообщали русским о передвижениях противника! Таков был результат выполнения императорского приказа о сохранении безупречной репутации русской армии.

«Мы со своей стороны делаем оным все приласкания, сходственные с выпущенными прокламациями, что они и беспритворно довольны, о неприятеле нашем объявляют поистине. Жалуются все вообще угнетением на своё правительство, бранят Наполеона и желают все мира»

31 марта 1814 года русские войска под командованием генерала Николая Раевского торжественно вступили в Париж. Император России Александр I лично принимал парад союзных войск. В одном строю вместе с казаками и гренадерами прошли прусские и австрийские части.



Взятие столицы Франции стало завершающим сражением наполеоновской кампании 1814 года, после которого французский император Наполеон I Бонапарт отрёкся от трона.

Парижане, уставшие от многолетней войны, поборов и практически поголовного призыва здоровых мужчин на военную службу, смотрели с опаской на парад союзнических войск. Но вскоре русские добились дружеского и доверительного отношения к себе. Декабрист Кондратий Рылеев приводит слова одного из французских офицеров: «Я говорю с вами, как с другом, потому что ваши солдаты и офицеры ведут себя как друзья. Ваш Александр — наш защитник и благодетель, но его союзники — настоящие пиявки».

Особенно непринуждённо вели себя казаки.
Они расположились лагерем в городском саду на Елисейских полях, жгли костры и готовили себе еду из продуктов, которые покупались у местных торговок. Ходили слухи, что в прудах Фонтенбло они выловили и съели всех карпов. Ещё один миф, что казаки купались в Сене вместе с конями, как у себя на Дону, то есть чаще всего нагишом. Их бивуаки стали исключительно модным объектом. В моду вошли бороды и широкие ремни. Парижане обоих полов стекались к казачьим бивуакам, чтобы собственными глазами увидеть то, о чём говорил весь город. Сюда переместились и многие парижские художники, одним из них был Георг-Эммануэль Опиц (1775–1841), случайно оказавшийся в Париже накануне вступления в город русских войск и создавший серию акварелей «Казаки в Париже», хранящуюся в Государственном Историческом музее. Она насчитывает 25 листов, выполненных в одном формате, в одной манере, в едином художественном ключе.



Экзотический вид казаков, поначалу вызывавший изумление и любопытство у жителей, которые затем переросли в симпатию и увлечённость всем русским, вдохновил художника на изображение всевозможных ситуаций, связанных с времяпрепровождением русских в Париже.

Перед зрителями предстают бивуак на Елисейских Полях, сцены прогулок казаков по улицам, рынку, общения с парижанами и парижанками, купания в Сене, посещения Лувра, сада Тюильри, кофеен…

Иногда кажется, что каждый шаг казаков по Парижу запечатлен автором. Каждое изображение – это небольшой рассказ или короткометражный фильм, маленькая история. Вот конный казак раздаёт декларацию Александра I парижанам.



А проход отряда казаков под Триумфальной аркой? И особенно, колоритная фигура казака, впереди группы.



Рассматривая каждое изображение, находишь массу интересного: элементы костюмов, казачьей формы и оружия. А парижанки, окружившие наших казаков?



В 2012 году Государственный исторический музей издал гравюры Г. Опица «Казаки в Париже», с комментариями В. М. Безотосного и Е. И. Иткиной. С книгой можно познакомиться в отделе краеведения Донской государственной публичной библиотеки.

Вклад казаков в разгром французской армии высоко оценили и противники. Так, в погребальном по великой армии 29-м бюллетене Наполеон писал, признавая поражение в России: «Все наши колонны были окружены казаками, подобно аравитянам в пустынях – они охватывают обозы». Герои Дона: Граф Платов, Бакланов : популярный очерк (с картами)

К этому времени относится и знаменитая фраза Наполеона: «Дайте мне одних лишь казаков – и я пройду всю Европу».
Еще в 1812 году, в самом конце русской кампании, Наполеон, удиравший из пределов России, писал: «Надо отдать справедливость казакам: именно им обязаны русские своими успехами в этой кампании. Это, бесспорно, лучшие лёгкие войска, какие только существуют».

Не спорил с императором и французский генерал и военный писатель Шарль-Луи Моран. «Казаки сделали для спасения России более, чем вся регулярная армия», — утверждал он, имея в виду действия казаков в период контрнаступления.

Триумфальная арка в память участия донских казаков в Отечественной войне и заграничных походах 1812-1814 годов сооружена по инициативе основателя Новочеркасска, героя Отечественной войны 1812 года М. И. Платова.

Но не только в России хранят память об участии донских казаков во взятии Парижа в 1814 году. Помнит об этом и Париж, город, который любят все, и те, кто был там, и те, кто никогда не был. Любовь эта живёт в каждом из нас с детства. Она подпитывается книгами и фильмами, музыкой и полотнами импрессионистов, многими другими вещами, а позже – личными впечатлениями и фотографиями, привезёнными из «столицы мира». Само слово «Париж» наполнено магией и очарованием. Увидеть Париж и … Можно действительно умереть от восторга, увидев Нотр-Дам и Лувр, Эйфелеву башню и Триумфальную арку, Елисейские поля и плас Конкорд, мосты над Сеной, Люксембургский сад.



Перечислить все красоты невозможно. Все это вертится в ярком калейдоскопе, погружая в радостную атмосферу бесконечного праздника («праздник который всегда с тобой»), и забываешь обо всем на свете, даже о доме. Но Париж напоминает о доме сам. Точнее, о Доне.
Монмартр.



На вершине холма церковь Сакре-Кёр, белоснежная на фоне яркого осеннего неба.



А у подножия холма в лёгкой дымке раскинулся Париж, город, который казался несбыточной мечтой. Хоть картину пиши.



Недалеко от парижской базилики Сакре-Кёр находится небольшая, но при этом очень известная площадь под названием Тертр. Горожане давно окрестили её «художественной мастерской под открытым небом».



С начала 20 века и по сегодняшний день площадь ассоциируется у местных жителей и туристов в первую очередь с многочисленными уличными художниками, которые с самого утра заполняют Тертр, рисуют и прямо на месте продают свои работы, в первую очередь туристам.



На одном из кафе привлекает внимание яркая табличка перед входом. Знаменитое кафе «У матушки Катрин». Не надо знать французский, чтобы понять, о чем идет речь — 30 марта 1814 года донские казаки (направляясь из Монмартра, бывшего тогда предместьем Парижа, в столицу как победители в войне с Наполеоном) заглянули в это кафе.

Поскольку разрешения от командования на употребление алкогольных напитков они не получали, заказывать и выпивать им приходилось в ускоренном темпе. Словом, которое официанты чаще всего слышали от русских гостей, стало наречие «быстро!». Со временем оно закрепилось во французском языке, но уже с другим значением. Легенда эта возможно и недостоверна, но хозяева ресторанчика так гордятся этой историей, что повесили на стену заведения памятную табличку с надписью: «Здесь 30 марта 1814 года казаки дали жизнь своему прославленному «бистро», которое стало достойнейшим прародителем всех наших бистро».



И в наши дни многочисленных туристов привлекает в бистро «А ля мер Катрин» не только его историческое прошлое, но и кулинарное настоящее. Ведь здесь за вполне приемлемые для французской столицы цены можно попробовать немало традиционных блюд французской национальной кухни.

«Быстро, быстро!» — торопили донские казаки атамана Платова, пришедшие 30 марта 1814 году в Монмартр, и спешащие поскорее в Париж... «Бистро, бистро» — подхватили французы. И теперь эти «бистро» — на каждом шагу, и не только в Париже… Вот такой вечный подарок французам от донцов.

Спасибо, Париж, за память о донских казаках.
Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Подбор литературы